Виктор Евтухов: российский рынок не терпит пустоты

Опубликовал(а):  19.08.22г.


Санкции подтолкнули российский бизнес активнее находить партнеров внутри страны, преодолевая свойственную ему порой инертность, уверен статс-секретарь замглавы Минпромторга РФ Виктор Евтухов. В интервью РИА Новости он рассказал, как усилилось взаимодействие отечественных предприятий, зачем открывать в регионах оптово-продовольственные рынки, как государство договаривается с торговлей о сдерживании цен на продукты, а также оценил последствия ухода западных брендов из России и посоветовал, как металлургам пережить нелегкие времена. Беседовали Наталия Мирошниченко и Анна Шавырина.

– Виктор Леонидович, Минпромторг предложил возродить оптово-продовольственные рынки. Сколько их может появиться в стране?
– Знаете, что интересно, эту тему даже не мы придумали в Минпромторге, это ряд региональных руководителей сказали о том, что такой формат нужен. Мы считаем, что в каждом субъекте РФ должен появиться оптово-продовольственный рынок, их не надо много – по пять или десять – на самом деле, достаточно одного крупного рынка на регион. Главная задача – дать возможность малым фермерским хозяйствам привезти товар, расфасовать и упаковать, а дальше продукция будет расходиться по точкам розничных продаж.

Нужно, чтобы каждый человек, который хочет, чтобы его продукция оказалась на прилавках магазинов, мог это сделать. При этом розничная продажа на самом рынке не возбраняется. Оптово-продовольственный рынок – это очень удобно, такие форматы активно развиваются во Франции и Испании. Мы заинтересованы в динамичном развитии таких рынков в нашей стране. А поскольку в настоящее время такой формат не совсем окреп и требует особой заботы со стороны государства, то мы считаем, что крайне важно подумать над мерами господдержки.

– Когда ждать открытия первых точек?
– В принципе, механизм уже создан, поэтому здесь вопрос к регионам. Нужно понимать, какие меры поддержки регионы готовы оказывать организаторам оптовых продовольственных рынков. С регионами в этом плане мы достаточно активно взаимодействуем. Интерес большой, кстати.
– В целом, вы верите, что малый бизнес будет активно развиваться в России?
– Да, верю. Я считаю, что решения, которые сегодня принимаются правительством с точки зрения поддержки развития малого бизнеса, очень продуманные и адекватные. Надеюсь, что они будут стимулировать наших сограждан заниматься предпринимательской деятельностью. Без малого бизнеса всем тяжело, малый бизнес нужен, прежде всего, это занятость и возможность создавать нишевые продукты, что тоже очень важно.

– Ряд ритейлеров в начале года объявили об ограничении торговых наценок на ряд социально значимых товаров. Продолжают ли они их удерживать?
– Да, продолжают. Они, как вы знаете, уведомили об этом Федеральную антимонопольную службу – соответственно взяли на себя обязательства торговые наценки удерживать.
– Целесообразно продолжать подобную практику?
– Конечно. Для граждан это хорошо, особенно для тех, кому по каким-то обстоятельствам такая поддержка требуется. Поэтому, безусловно, мы это поддерживаем.
– Может, тогда стоит это нормативно закрепить?
– Я считаю, что мы нашли путь, как договариваться с торговлей, чтобы они соблюдали определённые правила, без жесткого нормативного и императивного закрепления.
– Ждать ли нового всплеска продовольственной инфляции ближе к концу года?
– Надеюсь, что нет. Пока что мы видим, что начались в большей степени дефляционные процессы.

– Уже почти четыре месяца в России работает механизм параллельного импорта. Не зафиксирован ли за это время рост поставок контрафактной и фальсифицированной продукции?
– Времени прошло не так много, поэтому фиксировать рост контрафакта или фальсифицированной продукции пока рано. Но, думаю, этого не произойдет. Правительство ведь ввело параллельный импорт осознанно для того, чтобы сбалансировать рынок. Очевидно, когда мы будем понимать, что у нас более чем достаточно собственной продукции по группам товаров, которые сейчас под этот механизм попали, нужда в нем отпадет.
– Кстати, стоит ли маркировать продукцию, ввезенную по параллельному импорту? Такое предложение прозвучало на "Неделе российского ритейла".
– Я могу сказать только о продукции, которая сегодня и так попадает под обязательную маркировку. Неважно, ввозится она, используя механизм параллельного импорта или нет, она должна маркироваться. Здесь не будет никаких исключений. А вот про новые виды продукции для маркировки пока говорить рано.
– Иностранные компании продолжают уходить из России. Как вы оцениваете ситуацию?
– Я бы не сказал, что многие уходят. Кто-то немного меняет бренд, схему работы, привносит новые дизайнерские решения. Россия, во-первых, хороший рынок, во-вторых, с нами выгодно работать. Россию любят, потому что мы четко выполняем взятые на себя обязательства. Сами компании очень редко, может, в единичных случаях уходят насовсем и с политическими заявлениями. Некоторые интернациональные компании покидают российский рынок из-за внешнего давления – они же работают не только у нас, но и на другие страны. Кто-то из них давления не выдерживает, кто-то придумывает варианты и остается, кто-то временно прекращает деятельность из-за логистических проблем. Это тоже понятно: логистика дорожает, как следствие – дорожает продукция, она становится неконкурентоспособной.
В целом, никакой трагедии в происходящем нет. Рынок не терпит пустоты, том числе российский. Срабатывает принцип конкуренции: кто-то ушел – ему на смену пришли другие. И ушедшему вернуться в прежнюю нишу будет гораздо сложнее, а то и невозможно.

– Тем не менее некоторые все же принимают решение уйти из РФ, к примеру, тот же H&M, происходит перераспределение бизнесов на рынке. Нет ли у Минпромторга опасений, что такая ситуация впоследствии может привести к появлению монополий?
– Вы привели в пример H&M – это рынок потребительских товаров, в России он очень конкурентный. Так что ожидать создания монополий здесь, в принципе, сложно. И потом у нас в стране действует надежное антимонопольное законодательство и антимонопольные нормы: как общие, так и те, которые касаются, например, продовольственной розницы (там более жесткое нормирование). В случае, когда на рынке какое-то предприятие занимает доминирующее положение, ФАС выдает соответствующее предписание. Это отслеживается строго.
– Как сейчас обстоят дела с перестройкой логистики? Российские экспортеры находят решения, и серьезных проблем нет?
– В мире тысячи логистических транспортных компаний, многие компании продолжают работать. При этом надо понимать, что определенные проблемы всегда есть, когда приходится менять логистические маршруты и находить новые рынки, а те, на которых десятилетиями работал, терять. Но это же бизнес, а бизнес всегда находит варианты, тем более, что глобальный рынок огромен: если где-то прекращаются поставки товара, на рынке освобождается ниша, и ее стремятся занять.
Отмечу, мы выпускаем продукцию во многих секторах экономики. Сколько бы ни говорили, что мы на нефти и газе живем, нынешняя ситуация как раз показала, что Россия обладает диверсифицированной структурой экспорта. У нас очень много продукции с высокой добавленной стоимостью, которая пользуется большим спросом.
– В марте потребительский рынок штормило: были риски дефицита некоторых товаров. Сейчас ситуация окончательно стабилизировалась?
– Конечно, иногда возникают небольшие перебои. Например, какая-то компания решила уйти с нашего рынка, или у кого-то не пришли поставки из-за рубежа. Чтобы найти новых поставщиков и переориентироваться, требуется время. Но сейчас таких кейсов становится все меньше и меньше. Расскажу о том, что в зоне ответственности нашего министерства. По сути, мы смогли наладить работу по всем направлениям, где локальные временные проблемы возникали: и с кассовой лентой решили вопросы, и с упаковкой, и с бумагой. Торговля продуктами питания – тут мы вместе с коллегами из Минсельхоза разобрались достаточно быстро, проблем никаких нет. С бытовой техникой (помните, сколько там было охов и ахов, что все исчезнет) тоже все стабильно. То же самое со средствами гигиены: поначалу был большой ажиотаж, но ситуация уже полностью нормализована.
Повторюсь, нам бойкот и санкции объявил не весь мир, а его часть. С остальными странами, находящимися вне зоны американского влияния, мы прекрасно работаем. Более того, наши предприятия наконец начали находить себе партнеров внутри страны. Некоторые для себя большие открытия совершили – оказывается не надо импортировать какие-то ингредиенты, комплектующие, все производится у себя же в стране, буквально в соседнем регионе.

– Например?
– Я это вижу даже в тех отраслях, которые курирую, например, в гражданском судостроении. Раньше заказчику было проще взять иностранного проектанта. Тот, в свою очередь – когда изучает перечень производителей комплектующих для судового оборудования – отдает предпочтение иностранным поставщикам, хотя в этом списке, как правило, есть и российские. Но зачем зарубежному проектанту ориентироваться на российскую компанию, если заказчик у него этого не просит? Поэтому наши производители редко выбирались, хотя они могут выпускать практически любое оборудование.
Сейчас ситуация поменялась. Если обращаться к иностранному проектировщику, он спроектирует с ориентировкой на иностранные верфи. А там кто-то из "западников" скажет, что, мол, для российского судна мы оборудование не поставим. Чтобы решить эту дилемму, бизнесу пришлось изучать отечественный рынок, и выяснилось, что у нас все можно найти. У нас есть огромное количество компаний, которые работали с другими отраслями, но могли бы поставлять продукцию для судостроения. Подобное происходит и в других отраслях. Просто бизнес иногда инертен. Он привык работать с немцами, американцами и так далее. А сейчас оказалось, что можно развивать и покупать у своих.
– Один из драйверов экономического развития сейчас – стройка. По данным Росстата стоимость стройматериалов с мая постепенно снижается. Этот тренд еще сохранится на ближайшие месяцы?
– Перед строительной отраслью сегодня стоит много задач, они, в том числе, отражены в программе, которую представлял Марат Шакирзянович Хуснуллин (вице-премьер РФ – ред). Объемы строительства в стране будут увеличиваться: как коммерческого, жилищного, так и инфраструктурного, поэтому нам нужны предприятия, выпускающие высококачественную продукцию в необходимом объеме и по справедливой цене. Важно, чтобы были продукция и стабильная цена прежде всего для строительства социальных объектов. Мы видим, что на коммерческую составляющую стройки рост или снижение цен на стройматериалы влияет не так сильно, там масса других факторов. А вот когда мы говорим о государственной стройке, здесь подрядчики, зачастую, работают на пределе своей себестоимости и маржинальности. Мы будем внимательно смотреть за ситуацией.
Конечно, в индустрии стройматериалов меньше запаса снижаться в конечной цене: в этой отрасли не было такого роста цен по отношению к себестоимости продукции как в прошлом году в металлургии, когда цена отличалась от себестоимости в два раза. У производителей стройматериалов все немного по-другому. Довольно высокую составляющую в их затратах занимают транспортировка, сырье, заработная плата, кредиты. Это все нужно учитывать. С учетом того, что издержки производителей стройматериалов не сильно подешевели на данный момент (особенно, логистика) – возможности для глобального снижения цены на продукцию у них также нет. Тем не менее стабилизация цен на стройматериалы уже произошла, а объективному снижению мы всегда рады.
– Если затронуть тему металлургии: есть ли риски выхода на нулевую рентабельности или даже в отрицательную?
– Металлургия прекрасно пережила прошлый год, первые четыре с половиной месяца этого года тоже были очень хорошие. Может быть, не у всех компаний, но у большинства. Сейчас же у металлургов, действительно, сложный период: кто-то попал под санкции, часть продукции перестали покупать, она запрещена к ввозу. Внутренний рынок, к сожалению, снизился по разным направлениям: от стройки до автопрома. Компании активно ищут новые логистические маршруты, новые рынки сбыта. Мы сейчас уже видим спад производства и снижение уровня рентабельности: потому что на некоторые рынки нашим металлургам приходится продавать с нулевой рентабельностью или даже где-то чуть-чуть с отрицательной, потому что там тоже просят скидки в цене. Все ведь пользуются случаем. Но это временная ситуация.

К тому же, я думаю, внутренний спрос восстановится, потому что благодаря серьезной господдержке стройка активно заработает, и будут новые инфраструктурные проекты. Очень рассчитываем в этой связи на программы по инфраструктурным проектам, по ипотеке, по расселению ветхого, аварийного жилья, по ЖКХ, реновации – там везде заложено потребление большого объема трубной продукции, которую производят наши металлургические предприятия. Естественно, рассчитываем на новые нитки нефтепроводов, которые также обсуждались на совещании у главы государства. Все это – возможности для наших металлургов увеличить предложение своей продукции внутри страны.
– Минпромторг разработал важный для отрасли документ: стратегию развития металлургической промышленности страны до 2030 года. Что она представляет из себя по сути?
– У нас есть поручение президента, в соответствии с которым и разработана стратегия. В ней предусмотрен заданный поручением перечень мер, направленных на бесперебойное обеспечение отрасли критически важным сырьем, оптимизацию налоговой и тарифной нагрузки, увеличение металлопотребления на внутреннем рынке, переориентацию экспортных поставок. Разработка стратегии, в первую очередь, обусловлена изменениями в сфере международных отношений, разрывом привычных цепочек промышленной кооперации в добыче, производстве и потреблении металлов, в доступе к технологиям и оборудованию.
В частности, приоритетной задачей для нас является обеспечение сырьевой безопасности металлургической отрасли России. Планируем решить эту задачу за счет развития собственных месторождений хромовых руд, ниобия, вольфрама, лития, а также за счёт эффективного регулирования ломозаготовительной отрасли. Отдельный вопрос – оптимизация налоговой и тарифной нагрузки. "Сверхдоходы" у металлургов закончились, переориентация экспортных поставок требует времени и снижения затрат на логистику.
Поэтому необходимо корректировать формулы расчета налоговых отчислений по акцизу на жидкую сталь и НДПИ на железную руду и коксующийся уголь в зависимости от текущего уровня рентабельности отрасли, предоставлять скидки при транспортировке металлопродукции в зависимости от расстояния и объемов перевозки. Увеличение спроса на металлопродукцию внутри страны планируется достичь за счет реализации масштабных программ по расширению жилищного и дорожного строительства, модернизации коммунальной инфраструктуры, за счет расширения применения технологий металлокаркасногостроительства. Прогнозируем, что строительный сектор, по-прежнему, останется главным потребителем металлопродукции на внутреннем рынке.
Экспортная составляющая остается важной для отрасли. Внешние поставки планируем развивать в направлении Турции, Ирана, Китая, Индии, а также стран северной и западной Африки и АТР. Для этого, конечно, необходимо опережающее развитие транспортной инфраструктуры: строительство портов и расширение веток железных дорог, создание новых транспортных коридоров в направлении АТР, например, строительство моста и развитие портовой инфраструктуры на Сахалине.
– Когда планируете утвердить стратегию?
– Сейчас проект стратегии разослан в бизнес-объединения и органы власти. Как мы получим от них замечания и предложения, будет корректировка. Хочу отметить, что проект стратегии – живой, актуальный документ, который не просто пишется в кабинетах власти, но прежде всего является результатом совместной работы с научным и бизнес-сообществом, с отраслью в целом.
Сейчас ведется работа по актуализации показателей, чтобы они были максимально достоверными и точными (насколько их можно спрогнозировать на ближайшие годы). Но основные цели и задачи стратегии определены, понимание по основным мерам и ресурсам, за счет чего они должны быть достигнуты, – есть. Планируем утвердить стратегию в октябре, после этого будет разработан план по ее реализации с конкретными мероприятиями. Это, наверное, самое главное.

https://ria.ru/20220819/evtukhov-1810576042.html


© 2023 АО «Корпорация Тактическое Ракетное Вооружение»